Что происходит с банком bkr-bank.ru все про деньги

Что происходит с банком

Что происходит с топовыми банками и пора ли беспокоиться

20 сентября 2017 в 19:24

Владельцы Бинбанка обратились к Центробанку с просьбой ввести в организации временную администрацию. Таким образом, под контроль государства может попасть уже второй (после «Открытия») частный банк из топ-15. Совладелец Бинбанка Микаил Шишханов объяснил ситуацию тем, что не рассчитал бизнес-силы. Теперь меры финансового оздоровления также могут применить к «Рост банку» и «Бинбанку Диджитал», которые находятся в управлении Шишханова.

The Village поговорил с экспертами финансового сектора и выяснил, чего ждать клиентам крупнейших банков и как обезопасить свои сбережения.

Что происходит с Бинбанком

По мнению экспертов, проблемы Бинбанка, как и «Открытия», связаны со слишком агрессивным развитием и невысоким качеством активов, в то время как спрос на кредиты и покупательная способность людей снижаются. При этом Центробанк заинтересован в том, чтобы не допустить панику среди клиентов, поэтому при его финансовой поддержке Бинбанк продолжит выполнять свои обязательства. Если сложности продолжатся, он, вероятно, перейдет под контроль ЦБ.

Евгений Давыдович
председатель правления Бинбанка

Бинбанк продолжает работу в обычном режиме и выполняет все обязательства перед клиентами, в том числе перед вкладчиками — без промедления. Акционеры и вся команда банка при поддержке ЦБ прилагают максимум усилий для обеспечения бесперебойной работы банка для всех клиентов во всех регионах присутствия.

Александра Краснова
главный редактор «Сравни.ру»

Если случится санация, то для клиентов ничего не изменится — банк продолжит работать в штатном режиме: проводить платежи, выдавать вклады и взимать деньги за кредиты. Но, скорее всего, банку будет труднее развивать новые технологии — совершенствовать мобильное приложение и так далее.

Александр Баулин
управляющий активами «Церих Кэпитал Менеджмент»

Вероятность отзыва лицензии у Бинбанка небольшая. Как и «Открытие», «Бин» имеет слишком большую базу депозитов физлиц, да и активов юридических лиц тоже немало. Банкротство банка может вызвать цепную реакцию банкротств в разных секторах экономики, а этого Центробанк допустить не может. Переход еще одного частного банка под контроль ЦБ приведет со временем к постоянной докапитализации, что мы видим на примере ВЭБ и «Россельхоза». Это, конечно, печатание денег и девальвация рубля, но это жизнь, а не смерть.

Отток средств клиентов обычно происходит на слухах и панике, и обращение в ЦБ говорит, что он уже произошел. Новость о санации может временно ослабить отток.

Стоит ли ждать проблем в других банках

В середине августа менеджер компании «Альфа-Капитал» разослал клиентам письмо с предупреждением о рисках в «Открытии» и Бинбанке, а также Московском кредитном банке и Промсвязьбанке. Впоследствии «Альфа-Капитал» назвал рассылку частным мнением аналитика, не соответствующим действительности. Несмотря на подтвердившиеся у половины списка проблемы, в пресс-службе компании заявили The Village, что позиция «Альфа-Капитала» не изменилась.

Как сообщил The Village анонимный финансовый аналитик, поведение котировок акций и облигаций свидетельствует об опасении инвесторов, что Московский кредитный банк повторит судьбу «Открытия». Однако, по мнению экспертов, пока внешних признаков проблем у МКБ и Промсвязьбанка нет, а реальное положение дел известно только их владельцам, топ-менеджменту и Центробанку.

В свою очередь, ситуация с Бинбанком может стать прецедентной: ранее регулятор спасал только банки из числа системообразующих, к которым Бинбанк, в отличие от «Открытия», не относится. И если Центробанк согласится на санацию, это может спровоцировать аналогичные просьбы со стороны других кредитных организаций.

При этом специалисты отмечают явную заинтересованность государства в консолидации банковского сектора. Так, в 2013 году в России действовало 859 банков, а по итогам 2016 года осталось 575. По некоторым прогнозам, в отдаленном будущем банков останется всего пара сотен. Сейчас же Центробанк тестирует Фонд консолидации банковского сектора, позволяющего оздоравливать крупные банки класса too big to fail, не приводя к разрастанию госсектора.

Пресс-служба Московского кредитного банка

Банк не испытывает проблем с ликвидностью и на прошлой неделе был включен в список системно значимых банков Центробанка.

Наталья Смирнова
гендиректор компании «Персональный советник»

Если обратиться к письму «Альфа-Капитала», в зоне риска они оценивают МКБ и Промсвязьбанк, но оба банка входят в банки системной значимости ЦБ. Так что если мнение аналитика «Альфа-Капитала» подтвердится, то эти банки может ждать судьба «Открытия» — значит, это точно санация.

Наталья Романова
главный редактор портала Banki.ru

Банковская система России живет в состоянии кризиса уже много лет. Сейчас очередное обострение кризиса, которое коснулось крупнейших российских частных банков. Мы являемся свидетелями начала серьезной перекройки банковского сектора.

Несмотря на заявления главы Сбербанка Германа Грефа и председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной о недопустимости огосударствления банковской системы, мы видим обратное. «Открытие» и «Бин» входили в топ-3 крупнейших частных банковских групп России. Доля государства в системе будет расти, а экономическая и политическая ситуации не способствуют тому, чтобы эти банки после санации приобрели частные российские или иностранные инвесторы.

Что делать клиентам

Как отмечают специалисты, клиенты Бинбанка и других крупных банков, скорее всего, не пострадают, поскольку Центробанк не может допустить их банкротства. Однако эксперты советуют держать в одном банке деньги в пределах страховой суммы — не более 1,4 миллиона рублей. При этом гендиректор компании «Персональный советник» Наталья Смирнова считает, что клиентам госбанков системной значимости не о чем беспокоиться, даже если сумма свыше 1,4 миллиона рублей.

Александра Краснова
главный редактор «Сравни.ру»

Есть универсальное правило — держать в одном банке не больше 1,4 миллиона рублей. Эта сумма застрахована государством, и ее вернут в случае проблем у банка. Обязательно нужно сохранять все документы об открытии вклада. А если вы его пополняли, то брать выписку с новой суммой вклада. Это необходимо на случай, если ваш вклад выведут за баланс (то есть деньги примут, а в реестр вкладчиков не включат). Такие ситуации случались. Тем, у кого были сохранены документы, вклад в итоге возвращали.

Вклад в банке даже сейчас можно сравнить с полетом на самолете. Аварии случаются, но это по-прежнему самый надежный способ хранения денег.

Санация банков

Любая нестабильность в экономике, непродуманное инвестирование, неоправданное кредитование приводит к нарушению платежеспособности банков и, как следствие, их деятельность завершается банкротством. Для того чтобы ликвидация финансового учреждения не стала единственным вариантом развития событий в случае неосмотрительных действий руководства банка была разработана комплексная процедура санации. Не всем может быть ясно, что санация банка — это процедура, не связанная с медицинским вмешательством в деятельность учреждения, но она направлена конкретно на его оздоровление в плане возвращения утраченной ликвидности.

Что такое финансовая санация банка?

Только Центральный Банк РФ (регулятор) уполномочен принимать решение о том, смогут ли мероприятия по оздоровлению дать шанс банку стабилизировать свою деятельность по отношению к вкладчикам и инвесторам. Режим санации вводится не для всех кредитных организаций, попавших в тяжелую финансовую ситуацию. Требуется веская причина для начала процесса санации банка:

  • банк должен быть важен для экономической стабильности государства или конкретного региона;
  • банк попал в затруднительную ситуацию в связи с резким оттоком вкладчиков, что повлияло на его ликвидность, но не было спровоцировано деятельностью самого учреждения.

Если же банк не влияет на общую работу всей банковской системы и потеря платежеспособности — это ошибки руководства учреждения или, того хуже, имеются подозрения на мошенничество, то санация не проводится, а ЦБ просто отзывает лицензию на банковскую деятельность. Чаще всего принимается решение именно об отзыве лицензии, чем о проведении процедуры финансового оздоровления.

Почему происходит санация крупных банков?

Инициатором процедуры санации может быть не только Центробанк (ЦБ), но и сама кредитная организация, в деятельности которой проявляются следующие моменты:

  • неисполнительность кредиторов по отношению к заемщику, даже после неоднократного обращения;
  • проблемы с проводками финансовых операций из-за отсутствия средств на банковских счетах;
  • отступление от нормы в сторону понижения размера капитала самого банка;
  • резкое снижение (более двадцати процентов) финансового запаса банка по сравнению с предыдущим годом финансовой деятельности;
  • падение основного капитала до уровня уставного фонда или ниже;
  • отступление от нормативных показателей ликвидности.

Как происходит процесс санации? Методы санирования.

До 2017 года механизм санации банков в России заключался в проведении следующих этапов:

  1. ЦБ принимал решение в пользу санации, а не инициировалась процедура банкротства.
  2. Дополнительное кредитование за счет госбюджета или средств со счетов Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Также финансирование мог провести сам Центробанк совместно с АСВ в обмен на акции банка.
  3. Привлечение инвесторов со стороны, в том числе банков с хорошей ликвидностью.
  4. Санируемый банк управлялся на время оздоровления временным руководством.
  5. Проводится реорганизация банка и поглощение его банком-санатором.

На сегодняшний момент формы санации банков изменены и продолжает формироваться законодательная база на случай финансовой нестабильности кредитных учреждений. Создан Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС) для проведения процедуры санирования. Денежные средства фонда распределяются Управляющей компании (УК), которую, в свою очередь, учреждает ЦБ. Механизм санации заключается во вливании финансовой помощи в обмен на акции банка, то есть от кредитного финансирования к капитальному оздоровлению. Банк в режиме санации докапитализируется ЦБ РФ, а когда санация закончится, бывший проблемный банк будет выставлен на аукцион и может быть куплен новым владельцем. Те банки, которые находились в режиме санации до организации ФКБС все еще оздоравливаются по устаревшей модели и ими занимается АСВ.

Читать еще:  Какой ипотечный процент в сбербанке

Что происходит с банком после санации?

После режима санации в системе управления кредитного учреждения могут произойти кардинальные изменения.

Грамотно проведенная финансовая санация должна привести к возвращению банка к ликвидности по отношению к вкладчикам и инвесторам. Эффективная санация банка — это когда в результате:

  • вклады всех клиентов банка не только сохраняются, но и по ним могут быть получены дивиденды согласно обязательствам до вступления финансового вида санации;
  • у банка появляются новые инвесторы;
  • происходит реабилитация репутации кредитной организации;
  • платежеспособность подтверждается своевременными выплатами;
  • вся деятельность банка не только стабильна, но и имеет тенденции к развитию.

Сколько длится санация банка?

Схема санации при участии Агентства по страхованию вкладов была рассчитана на 10-15 лет, так как долгосрочное кредитование не может дать быстрого эффекта оздоровления, а новая схема с участием УК Фонда консолидации банковского сектора позволяет получить положительный результат в течение года. И на сегодняшний момент продолжительность процесса санации банков определена законом в полтора года. Если необходимо продлить процедуру оздоровления кредитной организации, то это решение может принять арбитражный суд после обращения к нему банка, находящегося на санации. Суд может пойти навстречу проблемному банку и продлить применяемый вид санации, но только на срок не более полугода.

Санация банка — это хорошо или плохо?

У любого банка есть клиенты, и именно они страдают в случае нарушения финансово-экономической стабильности организации, которой они доверили свои средства. «Спокойствие, только спокойствие» — это высказывание очень подойдет всем юридическим и частным лицам узнавшим, что их сбережения оказались в банке, проходящим процесс санации. Все службы и сервисы санируемого банка работают в штатном режиме и вклады страхуются на период санации.

Что значит санация банка для вкладчиков и заемщиков?

Тем, кто является заемщиком, следует придерживаться графика погашения задолжности. Вкладчикам — не паниковать и не пытаться забрать вклад, не дожидаясь окончания срока, так как в этом случае потеря процентов будет неминуема. На время санации банка вводится лимит на снятие наличных, да и само снятие проводится в порядке очередности.

Как показал опыт 2015 года те, кто оставил на пролонгацию свои сбережения под предложенный банками выгодный процент, увеличили свои накопления. Для юридических лиц, не разорвавших отношения с банком в сложный для него период, улучшаются условия обслуживания. Несмотря ни на что, всем клиентам банка, нуждающемся или уже находящемся в режиме санации, стоит проверять состояние финансовых дел организации и в случае слияния банка дождаться полного переоформления документации, так как кредитная организация, поглотившая санируемый банк, берет на себя всю ответственность перед вкладчиками.

В случае лишения банка лицензии у тех клиентов, чья сумма вклада превышает 1,4 миллиона рублей, будут задержки с выплатой. Только по окончании процедуры банкротства вкладчики смогут разделить между собой остатки актива банка. Не компенсируются средства вкладчиков, если они находились на момент отзыва лицензии у проблемного банка в следующих способах хранения или вложения:

  • электронный кошелек
  • обезличенный металлический счет
  • на счетах в зарубежном филиале

Что будет с сотрудниками банка под санацией?

С момента объявления о санации в банке происходит не только смена руководства, но и пересмотр штатного расписания в сторону его оптимизации. В результате часть сотрудников сокращается или им предлагают разорвать трудовой договор при определенных условиях. По окончании режима санации покупатель банка может вообще сменить весь штат и полностью изменить внутреннюю структуру организации. Не все инвесторы или новые владельцы придерживаются этой модели по отношению к служащим, ведь основная причина возникших проблем в работе банка — это неграмотное руководство, а не некомпетентная работа сотрудников среднего и нижнего звена.

Что происходит с облигациями при санации банка?

Банки выпускают облигации и часть клиентов банка является их держателями. При штатной работе кредитной организации они должны получать определенные проценты на вложенные в ценные бумаги денежные средства. Учитывая, что во время режима санации для ускорения процесса оздоровления банка вводится система отсрочки погашения ценных бумаг и, соответственно, приостанавливаются выплаты процентов. Ко всему прочему, пересматривается размер процентов по облигациям в сторону их уменьшения.

Список банков под санацией на 2018 год

С 2008 года в России ЦБ принял решение по проведению процедуры санации для тридцати пяти банков и более двадцати из них все еще оздоравливаются. Произошли слияния, не обошлось и без отзыва лицензий. В отношении судьбы четырех крупных банков, проходящих процедуру санации в 2018 году, Центробанком уже были приняты определенные решения. Нуждается в санации банк «Советский» и в нем уже проводят мероприятия по предупреждению банкротства. Ранее этой процедуре были подвержены банки «ФК Открытие» и «Бинбанк», теперь ЦБ планирует их объединить и в апреле будущего года выставить на аукцион. Есть мнение, что через несколько лет их ждет прибыльное будущее, а не банкротство, и объединенные они будут интересным вложением средств для инвесторов. Попавший в конце прошлого года под санацию «Промсвязьбанк» скорей всего реорганизуется и будет превращен в банк для обслуживания оборонного сектора и передан в собственность Росимущества. УК ФКБС с апреля этого года взял в управление на время санации АО Банк АВБ. В банках «ТРАНСТ» (ПАО) и АО «РОСТ БАНК» режим санации действует в полном объеме, но еще не приняты суммы докапитализации этих значимых кредитно-финансовых учреждений.

Актуальный список банков, проходящих (и уже прошедших) процедуру санации с помощью Агенства по Страхованию Вкладов (АСВ) можно посмотреть на сайте АСВ.

Список банков в которых ЦБ РФ введена временная администрация находится тут

ЦБ не скрывает, что небольшие кредитно-финансовые организации вероятнее всего потеряют лицензии, если не смогут самостоятельно поддерживать свою ликвидность, так как процедуре санации могут быть подвержены только крупные и значимые банки. Если последние изменения в процедуре санации банков с потерянной ликвидностью были выбраны правильно, то уже в начале следующего года они будут выставлены на аукцион и заработают стабильно уже под руководством нового собственника.

Очень ждем ваши отзывы, репосты и комментарии, спасибо.

«В России останется всего несколько банков»

Государство, по сути, национализирует банковский сектор. Это приведет к снижению качества финансовых услуг и росту инфляции, прогнозируют эксперты.

16:24, 22.09.2017 // Росбалт, Бизнес

Сообщения о том, что очередной коммерческий банк не смог справиться с возникшими проблемами и лишился лицензии, появляются все чаще. Только за 2016 год Центробанк прекратил деятельность девяносто семи кредитных организаций. Всего же за последние неполных пять лет лицензии были отозваны у трехсот сорока трех банков, и сегодня их осталось уже менее шестисот — а ведь десять лет назад эта цифра была почти в два раза больше.

Некоторые «больные» банки смогли избежать процедуры банкротства, уйдя «под крыло» других организаций. При этом раньше сам ЦБ не занимался оздоровлением проблемных участников рынка. Но когда под угрозой ликвидации в конце лета оказался банк «Открытие», названный одним из системообразующих, было решено спасать его по новому сценарию — через Фонд консолидации банковского сектора, сформированный за счет средств регулятора. Не успела утихнуть буря, вызванная этой новостью, как стало известно, что об аналогичной помощи попросил Бинбанк — еще одна крупная коммерческая кредитная организация.

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина утверждает, что все действия ее ведомства направлены на «оздоровление банковского сектора, избавление от слабых игроков». Однако некоторые наблюдатели называют происходящее «зачисткой» и отмечают, что все больше банков переходят под контроль государства. Стоит добавить, что подобная политика уже обошлась бюджету в солидную сумму — только за 2013—2015 годы на эти цели было потрачено 3,4 трлн рублей.

«Росбалт» поинтересовался у экспертов, к чему приведет столь резкое сокращение числа банков в стране, что означает санация «Открытия» и Бинбанка по новой схеме и как сложившаяся ситуация отразится на российских гражданах.

Вадим Жартун, директор консалтинговой компании Nova Team:

«Для начала нужно просто назвать вещи своими именами. Нет никакой санации. Санировать можно жизнеспособный банк, оказавшийся в тяжелой ситуации. „Открытие“, а теперь и Бинбанк — банки с околонулевым или даже отрицательным капиталом. Соответственно, никакой санации нет. Есть национализация, переход в собственность государства.

Второй вопрос — что именно национализируется. А национализируются дыры в капитале, то есть убытки. Следовательно, россияне по решению Центробанка берут на себя бремя убытков крупнейших банков. Только за „Открытие“ и Бинбанк на каждого экономически активного россиянина ложится около 10 тыс. рублей убытка. Их либо возьмут из резервов, либо ждите скачка инфляции.

В краткосрочном периоде национализация проблемных банков, конечно, позволяет сохранить стабильность системы, избежать паники и веерных банкротств. Это позитивный эффект. Но негативных долгосрочных эффектов куда больше. Государству не нужно зарабатывать деньги — их всегда можно извлечь с помощью акцизов и налогов у населения. Точно так же госбанку не нужно зарабатывать деньги, кредитуя бизнес, население или работая с ценными бумагами.

Читать еще:  Как оплатить бонусами спасибо от сбербанка мтс

В результате банковская система начинает решать не экономические, а политические задачи — финансирование очередных „строек века“, например. А на все остальное ей плевать. Совмещение ролей регулятора и банка в ЦБ этому только способствует. Из-за этого экономика лишается механизма развития и даже призрачной надежды на рост».

Андрей Нечаев, бывший министр экономики РФ, доктор экономических наук:

«Административное выдавливание малых и средних банков началось, еще когда Центробанк возглавлял Сергей Дубинин. А с приходом Эльвиры Набиуллиной этот процесс резко ускорился. Причем если раньше финансовые власти придерживались политики „too big to fail“ („слишком большой, чтобы рухнуть“), то после банкротства Мастер-банка лицензии стали лишаться и достаточно крупные банки, в том числе входящие в топ-50. В итоге в трудном положении оказалось Агентство по страхованию вкладов, которое все время вынуждено обращаться за новыми займами к ЦБ, чтобы погасить долги перед вкладчиками. В связи с этим регулятор и решил реализовать принципиально новый подход, прибегнув к идее Фонда консолидации банковского сектора.

Число малых и средних банков, к сожалению, продолжит сокращаться. Центробанк, конечно, мотивирует эту политику по-своему, заявляя, что нужно очищать банковскую систему, во-первых, от полукриминальных, а во-вторых, от слабых банков.

С первым пунктом я согласен. Если банк нарушает законодательство, занимается отмыванием денег или другими криминальными и полукриминальными операциями, то он должен быть наказан. Правда, отечественные финансовые власти сами подталкивают банки к такого рода операциям. Регулятивные требования очень бюрократизированы и постоянно ужесточаются, что сильно снижает рентабельность банковского бизнеса. По моим оценкам, минимум половина сотрудников любого банка, не считая технических, занята контролем операций и написанием всякого рода отчетов, сообщений, ответов на запросы ЦБ, налоговой инспекции, следственных органов и т. д. Всем этим занимаются квалифицированные и высокооплачиваемые кадры. В результате, чтобы „поддерживать штаны“, некоторые банки просто вынуждены пускаться во всякого рода полукриминальные операции, чтобы повысить свою доходность.

А вот насколько можно считать многие малые и средние банки слабыми и подходящими для отзыва лицензии — вопрос открытый. На мой взгляд, большинство из них изначально более устойчивы, чем крупные игроки. Просто критерии, по которым тому или иному банку разрешается доступ к бюджетным средствам и государственным программам по субсидированию процентных ставок, весьма странные и подчас противоречат логике. Например, банк, который не обращался за средствами государственной поддержки, считается менее устойчивым, чем крупный банк, который прибегал к подобной помощи.

Большая проблема есть и с программой поддержки малого бизнеса и сельского хозяйства. Преимущественно, это сфера небольших банков. Крупному банку она неинтересна: гораздо проще выдать один большой кредит крупному государственному или полугосударственному заемщику, чем возиться с несколькими десятками тысяч мелких. А малые и средние банки с ними работают, поскольку это их основная клиентура. Но когда дело доходит до субсидирования процентных ставок, то власти заявляют, что в такой программе могут участвовать только крупные банки.

Так что многие банки, у которых отозвали лицензии, перед этим были попросту отсечены от госфинансирования. На поддержку крупных банков выделяются сотни миллиардов рублей, а малые и средние банки в рамках антикризисных программ не получают ничего. Таким образом, наши финансовые власти сами создают неравные условия конкуренции и в итоге подавляют ее. В конечном итоге страдает потребитель. Ведь только когда есть конкуренция, например, в предоставлении кредитов малому бизнесу или ипотечных кредитов, банки улучшают условия, снижают ставки, уменьшают первоначальные взносы. А если борьба за клиента отсутствует и есть только два-три банка, разделивших между собой рынок, то потребителю будут диктоваться те условия, которые они считают выгодными для себя».

Максим Осадчий, начальник аналитического управления банка БКФ:

«В России происходит огосударствление банковского сектора. И если эта тенденция сохранится, то в конечном итоге на рынке банковских услуг останется несколько госбанков: сберкасса для населения, банк для внешней торговли и несколько отраслевых банков. Конкуренция будет уничтожена.

Естественно, в этом случае качество банковских услуг будет низким, а в повседневную банковскую практику вернутся длинные очереди. Огосударствление банковского сектора является следствием общей тенденции возврата российской экономики к госкапитализму (социализм — это одна из его форм).

Что же касается спасения крупнейших частных банков за счет государства, то это проявление политики „национализации убытков и приватизации прибыли“. И все это происходит за счет госсредств. Напомню, что задолженность банка „ФК Открытие“ перед ЦБ на 1 сентября составила 1,1 трлн рублей. То есть каждый гражданин России заплатил более 7 тысяч рублей за „художества“ Беляева & Co. В том числе, банк „ФК Открытие“ получил от ЦБ депозит на сумму 330 млрд рублей. А что является источником этих средств? Печатный станок. Следовательно, такая санация будет способствовать инфляции.

При этом, если владельцы и топ-менеджмент банков „too big to fail“ знают, что в случае краха они не понесут наказания, а их банк ждет санация, то они будут проводить рискованную оппортунистическую политику — например, осуществлять безрассудную экспансию, „включая пылесос“. Так что удивительно мягкое отношение к владельцам и топ-менеджменту банка „ФК Открытие“ и Бинбанка, стимулирует владельцев и топ-менеджмент других крупных банков осуществлять вывод активов, кредитовать связанные бизнесы, манипулировать ценами финансовых активов и т. п. А отсутствие бэйлина — спасения за счет кредиторов — стимулирует последних (в том числе и вкладчиков-превышенцев) не заботиться о финансовой устойчивости банка и не мониторить его состояние».

Андрей Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги:

«Частная банковская система в нашей стране потихоньку прекращает свое существование. Это не значит, что частных банков, имеющих капитал, который позволяет им работать, нет совсем. Но из пятисот банков таковых остается буквально несколько штук. На долю частного банковского сектора приходится менее 1% российского ВВП.

Нам нужна полная перезагрузка. Но пока что, наоборот, наблюдается тенденция к национализации банковской сферы. Частные банки уходят, и в итоге останется несколько крупных государственных банков, обслуживающих всю страну. Понятно, что это будет картель, и все банковские услуги монополизируются.

При таких условиях ни о каком экономическом росте, который может спровоцировать банковская сфера, говорить нельзя. Оставшиеся банки будут кредитовать только того, кого им скажут, и покупать те бумаги, относительно которых дадут указания.

Так что мы теряем один из потенциальных драйверов роста, который во всем мире всегда очень хорошо работал.

Конечно, есть одна хорошая новость: рядовой потребитель банковских услуг не потеряет деньги, потому что государство, судя по всему, приняло решение не допускать такого развития событий. По крайней мере, это не будет массовым процессом. Но проблема состоит в том, что когда банковская система монополизирована, все услуги будут хуже и дороже. Уже сейчас я вижу, что остающиеся в живых банки с неиспорченной репутацией начинают увеличивать стоимость обслуживания. Выбора-то у населения все меньше.

Поэтому те великолепные годы, когда можно было говорить, что наша банковская система лучше и дешевле, чем на Западе, уходят в прошлое, и скоро у нас не останется никаких привилегий и льгот».

Новых денег нет: что происходит с российскими банками для миллионеров

Объем средств под управлением российских private banking растет ежегодно на 10–15%, обгоняя официальную инфляцию всего на 5–10%. Новых денег на рынке не появляется, за прошедшие пять лет он заметно консолидировался — доля 10 крупнейших банков достигла 80–85%. Большинство клиентов предпочли перевести свои средства из небольших банков в крупные государственные и «дочки» иностранных. Ключевым фактором в пользу такого решения стала чистка банковского рынка. Сохранность денег при отзыве лицензии не могут гарантировать ни близкие отношения с топ-менеджерами, ни личные гарантии собственников банков.

Традиционно главным продуктом private banking были депозиты с повышенной ставкой (на 1–3 п. п. выше лучшего рыночного предложения). До сих пор 75% денег в private banking — это вклады. Но их доля постепенно снижается. Все большему числу клиентов становятся интересны инвестиционные продукты, дающие при разумном риске более высокую доходность, чем банковские депозиты.

Это изменение запроса клиентов потребовало от банков развития инвестиционной компетенции внутри команд private banking, что является весьма дорогой трансформацией. Позволить себе команду профессиональных инвестиционных консультантов могут только крупные игроки. С точки зрения конкурентоспособности на рынке private banking это еще более увеличило разрыв между лидерами рынка и небольшими банками.

Еще несколько лет назад private-банкиры были уверены, что цифровая трансформация придет в их индустрию значительно позже розничного сегмента. Существовал миф, что состоятельные люди не захотят совершать банковские и инвестиционные операции со своего смартфона. Казалось, что для этих клиентов единственным удобным интерфейсом общения с банком является персональный менеджер.

Действительно, есть большой сегмент консервативных клиентов, которые не хотят разбираться в новых технологиях, предпочитая традиционное взаимодействие с менеджером. Однако цифровая трансформация все-таки докатилась и до private banking.

Во-первых, в числе состоятельных клиентов начали появляться клиенты до 40–45 лет. Это молодые успешные топ-менеджеры и предприниматели, а также наследники. Новое поколение клиентов активно использует современные технологии в обычной жизни и ожидает, что банк также предложит им цифровые возможности: информацию об остатках на счетах и динамике инвестиционного портфеля, простые транзакционные операции и т. д.

Читать еще:  Карта сбербанка какую выбрать

Во-вторых, консервативные клиенты более старшего возраста оказались не такими уж консервативными: среди них также есть группа пользователей, готовых использовать дистанционные каналы обслуживания.

Новые цифровые стандарты индустрии — дополнительный фактор отрыва лидеров рынка от банков второго эшелона, не имеющих ресурсов для участия в цифровой гонке.

У цифровизации есть и обратная сторона. Благодаря технологиям клиенты способны совершать простые операции самостоятельно. Теперь не требуется помощь менеджера, например, для покупки облигаций и акций на фондовом рынке. Более того, для этого даже необязательно быть клиентом private banking. Часть традиционных услуг private banking благодаря технологиям стала доступна даже массовым клиентам.

Все это заставляет банки предлагать более сложные продукты и услуги и решать задачи, которые клиент не сможет решить наедине со смартфоном: структурирование сделок M&A, передача наследства, создание целевых фондов, управление нефинансовыми активами и т. д.

Если в 2016 году ключевым фактором при выборе банка было качество сервиса, то сейчас на первое место вышла надежность. Сегодня клиенты готовы простить небольшие огрехи в сервисе, если банк выглядит действительно устойчивым.

Потеря интереса к сервису связана также с тем, что все лидеры рынка выравнялись по качеству и набору услуг. Выбирая один из крупных банков, клиент может и не заметить существенной разницы в обслуживании.

Выравнивание стандартов привело к тому, что клиенты в целом потеряли интерес к сравнению банков. Они просто не видят принципиальной разницы между разными банками. По данным Capgemini, среднее число банков, в которых обслуживается состоятельный клиент, сократилось с 2,6 в 2014 году до 2,2 в 2018-м.

Что происходит с банком

Когда 15 августа аналитик «Альфа-Капитал» Сергей Гаврилов разослал VIP-клиентам свою ныне знаменитую записку о проблемах в банках так называемого московского кольца, трудности, испытываемые крупными российскими банками, были широко известны. Но мало кто тогда мог предположить, что 6-й и 11-й по размеру активов банки в стране рухнут и будут спасены Банком России, а банковский кризис выведет с рынка организации, чьи активы превышают 10% банковской системы России, за исключением Сбербанка.

Сегодня, когда скоротечный кризис, судя по всему, остался позади (насколько можно судить, Банк России намерен перейти от потенциально «коррупционногенной» схемы санаций к спасению проблемных банков через Фонд консолидации банковского сектора), стоит оценить его причины и задуматься о перспективах развития российской банковской системы в ближайшие годы.

На мой взгляд, банковский кризис в России, который, собственно, длится уже несколько лет и жертвами которого стали почти 400 банков, был практически неминуем и порожден четырьмя основными обстоятельствами.

Во-первых, вся идеология банковского бизнеса была ориентирована на быстрый экономический рост, изобилие инвестиционных проектов, высокую норму прибыли и, соответственно, готовность привлекать дорогие деньги. Начиная с 2013–2014 годов, однако, экономика вошла в полосу стагнации, а затем и спада. Наиболее прибыльные сферы оказались окончательно огосударствлены; потребительский спрос сократился; строительство стало балансировать на грани рентабельности. Банки столкнулись с массой случаев обращения взыскания на залоги, которые из-за изменившейся стоимости активов не могли компенсировать потери в ссудном портфеле. От экономики, в которой условия диктовал кредитор, произошел переход к такой, где на коне оказывался надежный заемщик, но в условиях стагнации у него не было шансов расширить производство и, соответственно, потребности в кредитах. Стагнация фондового рынка и снижение доходности по долговым бумагам государства добавили штрихов к печальной картине. На этом фоне ужесточение регулирования ограничивало банки в ряде операций и увеличивало издержки ведения бизнеса.

Во-вторых, существенно возросла стоимость фондирования. После 2014 года практически прекратилось иностранное кредитование, а сами обязательства стали намного более обременительными из-за девальвации рубля. Как следствие, многие частные банки переключились на привлечение с внутреннего рынка сверхдорогих денег, возможность безрискового вложения которых была минимальной (классическим примером здесь выступает банк «Югра»). Система страхования вкладов сыграла скорее негативную роль в накачке таких банков ликвидностью, так как государственные гарантии позволяли вкладчикам не анализировать степень рискованности своих вложений. В результате в российской банковской системе образовался огромный пузырь излишне дорогих вкладов, который даже сейчас не выглядит окончательно сдувшимся, потому наверняка преподнесет массу сюрпризов.

В-третьих, в условиях ухудшившейся конъюнктуры банки стали центральным элементом финансовых злоупотреблений. Речь идет и об обналичивании средств и отмывании денег, и о выводе их за рубеж, а также о безлимитном финансировании проектов собственников банков, и о сговоре собственников и клиентов о совместном хищении средств. Опять-таки Банк России со своей программой санации также сыграл тут не лучшую роль, так как предпринимавшиеся им меры позволяли рекапитализировать банки и возвращать средства крупным клиентам, хотя размещение их было заведомо связано с излишними рисками (тут на память приходят «Роскосмос» и Фондсервисбанк, «Ленэнерго» и «Балтийский», а также другие подобные случаи). Возможность для собственников и топ-менеджеров безнаказанно покинуть страну (достаточно взять хотя бы случаи Андрея Бородина из Банка Москвы и Георгия Беджамова из Внешпромбанка) только стимулировала подобное поведение финансистов.

Наконец, в-четвертых, нельзя не принимать в расчет излишне рискованную, даже без признаков какого-либо нарушения закона, бизнес-стратегию некоторых предпринимателей, которые сочли, что время кризиса идеально подходит для быстрой экспансии. Банковская группа «Открытие» все последние годы развивалась за счет неуемного поглощения конкурентов: Щит-банк, РБР, «Свердловский губернский», Новосибирский муниципальный — то была «мелочь». Потом пошли «Траст», Номос-банк, «Петрокоммерц» и Ханты-Мансийский банк. Всего за неделю до фактического банкротства «Открытие» отправило в ФАС заявку на приобретение одного из крупнейших негосударственных пенсионных фондов — «ЛУКОЙЛ-Гарант», так что владельцы бизнеса не собирались менять свой стиль поведения на рынке. Учитывая, что во многих случаях приобретение банков, некоторые из которых были в сложном финансовом положении, финансировал Банк России через АСВ, стоит признать ЦБ частично ответственным и за эту проблему.

Иначе говоря, большинство причин текущего банковского кризиса являются достаточно объективными, и практически в каждой из них имеется элемент, привнесенный надзорными органами.

Сегодня можно констатировать, что с 2013 года по лето 2017-го Банк России, санировав 35 банков и ликвидировав 346, потратил на данный процесс астрономические 2,7 трлн руб., что почти равно дефициту федерального бюджета России за 2016 год и составляет половину от текущего объема резервных фондов правительства. В результате многие «упакованные» для санации банки снова вернулись в ведение Банка России уже через фактическое банкротство крупнейших банков типа «Открытия» и БИНа. Урок стоимостью в 3,5% ВВП пошел впрок, и, как мы уже отметили, теперь оздоровление банков будет вести Фонд консолидации банковского сектора. В основной своей идее фонд повторяет действия Минфина США и Федерального резерва, опробованные, и вполне успешно, в 2008 году, когда государство приобретало контроль над финансовыми институтами, налаживало их деятельность, расчищало завалы и затем продавало их на рынке (от реализации данной схемы применительно к корпорации AIG американский бюджет получил в 2008–2012 годы $23 млрд прибыли).

Последствия драматических событий осени 2017 года кажутся мне довольно предсказуемыми. С вводом в действие новой схемы и выделением Банком России «Открытию» и БИНу сумм, сопоставимых с потраченными на оздоровление банковской системы за несколько предшествующих лет, появляется новый механизм предотвращения проблем, и он будет задействован еще не раз. Поэтому, скорее всего, трудности санируемых банков не станут триггером проблем даже в близких им Промсвязьбанке и МКБ, и в целом на банковской рынок вернется относительное спокойствие. В отличие от многих экспертов, ожидающих до конца 2017 года новую волну банкротств, я сторонник более мягкого сценария. Банк России, судя по всему, не будет жалеть средств для спасения значимых кредитных учреждений, продолжая выкашивать небольшие банки, чей уход с рынка никакого серьезного кризиса спровоцировать не может.

Если пытаться взглянуть на более отдаленную перспективу, она не выглядит столь же радужной. Мне кажется крайне сомнительным, что регулятор сможет в ближайшие годы вывести на рынок то же санированное «Открытие» в попытке продать его хотя бы с минимальной прибылью (напомню: по состоянию на конец сентября ЦБ влил в банк более 1 трлн руб., тогда как в начале года, до появления всех ныне очевидных проблем, «Открытие» оценивалось рынком в $3,92 млрд, или почти в 4,5 раза меньше). Значит, расходы на прямую санацию в конечном счете либо будут переложены на бюджет, либо профинансированы за счет эмиссии, либо частично компенсированы продажей санированных банков госбанкам. Зачистка мелких банков также приведет к перетоку вкладов и счетов в контролируемые правительством финансовые структуры.

Нарастание конкуренции, цифровизация бизнеса и заинтересованность клиента в максимально широком круге предоставляемых услуг также будет работать в пользу крупнейших банков, как правило, предполагающих существенное госучастие. Итог понятен: к началу 2020-х годов, когда нынешняя волна реформирования банковской системы в России будет в целом завершена, она окажется намного более устойчивой, нежели сегодня, но станет практически полностью государственной, какой, представляется мне, будет и большая часть отечественного «бизнеса».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector