Почему в россии дорогие кредиты bkr-bank.ru все про деньги

Почему в россии дорогие кредиты

Почему в России такие дорогие кредиты?

Статистика говорит нам следующее: средняя ставка по потребительским кредитам в России составляет 20%, тогда как в европейских банках можно занять необходимые средства под 7% . Почему мы вынуждены столько переплачивать и почему в России такие высокие ставки и дорогие кредиты?

На самом деле причин несколько:

  1. Высокая инфляция. От нее никуда не деться. Это 7%, которые заложены в рост цен, а соответственно и во все кредиты – ведь каждый год деньги дешевеют на эту величину.
  2. Коррупция. Также как и инфляция, она незримо присутствует во всех товарах. Не исключение и товар кредитный.
  3. Кредит может получить каждый. Не все банки утруждают себя тщательной проверкой платежеспособности потенциального заемщика. Справку 2-НДФЛ можно получить в переходе метро, а иногда даже и она не требуется. «Кредит по 2-м документам» – популярный продукт 2013-2014 годов. Отсюда вытекает следующий пункт.
  4. Высокие кредитные риски. Процент невозврата потребительских кредитов приближается к 30%, что очень много. Кроме невозврата существуют еще просрочки платежей. В общей сумме, процент кредитов, по которым есть те или иные замечания к клиентам со стороны банков, достигает по разным оценкам 50%. Банки в таких случаях естественно несут убытки, и естественно перекладывают их на плечи добросовестных клиентов путем завышения ставок.
  5. Низкий уровень платежеспособности. Именно с этим связаны просрочки выплат и невозвраты по кредитам, которые позволяют себе россияне. Вдобавок к этому идет «серая зарплата», а значит неофициальная трудоустроенность, а, следовательно, и «туманный» завтрашний день.
  6. Отсутствие «дешевых» денег. После ограничения доступа к западным кредитным средствам, российские банки лишились источника, который «кормил» их долгие годы. Без них, как оказалось, они не могут (государство уже выделило на поддержку 239 млрд. рублей) существовать даже в условиях высоких кредитных ставок.
  7. Отсутствие конкуренции. Банковским сектором сейчас, по сути, управляет первая десятка банков, и именно она диктует правила игры. А у заемщиков, напуганных чередой разорений и отзывов лицензий, фактически нет другого выбора.
  8. Привычка к «легким» деньгам. В странах Запада прибыль считается нормальной, если она составляет 2-3%. Это касается как предприятий, так и банков. Для наших же предпринимателей, состоявшихся в 90-е годы, такие значения равняются «разорению». Поэтому «наша» маржа всегда выше.
  9. Нужно наполнять бюджет. То, как будет исполняться бюджет и заложенные в нем социальные обязательства зависит от количества в нем рублей. Количество же рублей в нем зависит от цены на нефть и от курса рубля к доллару. Чем дороже доллар, тем больше рублей можно получить в бюджет. И с этой стороны России выгоден дешевый рубль. Однако чем дешевле рубль, тем выше инфляция, которая самым непосредственным образом влияет на дороговизну заемных средств. И эта дилемма всегда являлась камнем преткновения в финансовом руководстве страны. Очевидно, что пока побеждают сторонники дешевого рубля.

Почему в России дорогие кредиты

Для тех, кто не понимает, почему в одних странах ставки «высокие», а в других «низкие». Почему они «высокие» в России. Почему россиянам выдают такие «дорогие» кредиты. Кавычки здесь не просто так — любые ставки, принимаемые центральными банками государств — это государственное планирование по отношению к производству такого товара, как деньги. А потому, никогда нельзя узнать, насколько принимаемые ими ставки соответствуют рыночным реалиям. Но не об этом речь.

Прежде всего: в «высоких» ставках нет никакого заговора США против России.

Денежно-кредитные власти обеих стран, как и стран Европы, управляются представителями кейнсианской школы.

Итак, низкие или даже отрицательные ставки есть в странах, где уровень сбережений населения весьма высок. Иными словами, у граждан много наличных денег на руках и во вкладах. Кейнсианцы считают такое положение дел невыгодным для роста экономики, потому полагают, что нужно создавать искусственные издержки для хранения денег, с тем, чтобы население не сберегало деньги, а тратило их, тем самым «стимулируя» экономический рост. Как правило, м2 в таких странах увеличивается прежде всего из-за государственных расходов, вроде Obamacare.

Обратная ситуация в странах, где у населения нет или мало сбережений. Следуя той же порочной логике, регуляторы создают искусственные мотиваторы для сбережения денег, увеличивая процентную ставку. Несмотря на то, что кредиты от этого выдаются под более высокий процент, вклады теперь становятся более привлекательными. Граждане несут свои деньги в банки и создают вклады под выгодные (как кажется) проценты. В то же время у денежно-кредитного сектора появляются дополнительные возможности расширять кредитование за счет этих вкладов. Разумеется, для экономики и такая политика губительна, так как денежная масса из-за кредитования растет, потому падает покупательная способность национальной валюты.

Отметим, что кредитная экспансия происходит в обоих случаях. В первом случае низкая процентная ставка может провоцировать кредитный бум. Во втором случае за счет вкладов и очень низкой нормы обязательного резервирования.

Также, не стоит вестись на аргументы российских сторонников понижения ставок, которые заключаются в том, что снижение ставок поможет росту экономики. Если ставки будут низки, то и вклады будут менее востребованы.

Я слышал, что в России Партия Роста доступные кредиты делает основой своих экономических реформ. Как и положено кейнсианцам, они наивно верят, что кредитный бум даст экономический рост. На самом деле экономический рост будет очень кратковременным и номинальным, и закончится еще более затяжной депрессией. Кроме того, Россия уже находится в депрессии и методом выхода из неё избрала ложный путь увеличения денежной массы за счет новых кредитов и субсидий. Партия Роста и ей подобные предлагают то, что уже действует, но в больших масштабах.

Читать еще:  Как посчитать досрочное погашение кредита сбербанк

Однако очевидно, что население в стране слишком бедно и обещания новых кредитов для граждан мне кажутся каким-то издевательством. Для выхода из депрессии нужны совершенно другие меры. В частности, следует прекратить наращивать денежную массу, что остановит падение покупательной способности рубля и приведет, вкупе с нижеследующими мерами, к прекращению роста цен и их снижению.

Меры же следующие, и они почти классические — снижение прямых и отмена косвенных налогов, что приведет к появлению у населения сбережений, снижение государственных расходов. Но более всего необходимо провести реформы денежно-кредитного характера. Если говорить о ближайших годах реформ, то требуется постепенно повышать норму обязательного резервирования, из года в год. Банковский сектор станет намного стабильнее и надежнее, вкладчики будут уверены в том, что их вклады не пропадут. Россия и так за 2013–2015 год на спасение банков потратила 4% ВВП. Доведение нормы резервирования до 100% будет завершением части экономической реформы.

Таким образом, с одной стороны мы получаем рост сбережений у населения, а с другой — стабилизацию и увеличение надежности банковского сектора. С увеличением нормы резервирования кредитному буму придет конец, а кредитование будет происходить за счет инвестиций населения и компаний, которые они будут совершать из своих сбережений.

Разумеется, это лишь часть реформы. Продолжение я постараюсь описать позднее.

Почему в России дорогие кредиты?

Как известно, российские банки выдают кредиты под весьма и весьма внушительные проценты. Кредиты в России в три-четыре раза дороже, чем в западных странах. И это при том, что экономическая ситуация в российской экономике не хуже и даже лучше, чем в некоторых странах Западной Европы. Так почему и — самое самое главное — за что с нас с вами берут лишние проценты?

Судя по стоимости кредитов, в России живут самые богатые люди. Процентные ставки у нас просто заоблачные: почти в 4 раза выше, чем в США и Европе. К примеру, обычный потребительский кредит банки выдают под 19.5% годовых, кредит на автомобиль обойдется в 14.2%, а взять деньги под ипотеку получится в среднем под 12.5% в год. Для сравнения: в Соединенных Штатах начальная кредитная ставка по ипотеке составляет 3.88%, Германии — 4-5%, Франции и Великобритании — 4%, а Португалии и вовсе 2.75%. Откуда берется столь колоссальная разница?

Причины появления высоких ставок

Наши финансисты главным виновником постоянно называют высокую инфляцию. В России она составляет около 8%, а в странах Европы и в США в два раза меньше — не более 4%. Поэтому ЦБ России приходится следить за тем, чтобы прибыль банков от выданных кредитов не съедалась инфляцией. Однако даже в этом случае цифры несоизмеримы с европейскими. Европейский ЦБ устанавливает ставку кредитования на уровне 0.75% , американский — 0-0.25%, японский — 0-0.1%, российский — свыше 8%. Получается, что российские банки изначально получают деньги от ЦБ России по завышенной стоимости и ниже 8% годовых выдавать кредиты не могут!

Затем банкиры прибавляют к этой ставке свои операционные расходы, закладывают прибыль и убытки и выдают деньги физическим лицам под «бешеный» процент, который в два-три, а в некоторых случаях и в 10 раз превышает первоначальную ставку. Возникает закономерный вопрос: «А не велика ли маржа у наших банков?».

Эксперты рынка кредитования отмечают, если раньше российские банки могли занимать для ипотечного и потребительского кредитования на Западе под 4-5%, то на сегодняшний день такая возможность у них отсутствует, что также неблагоприятно сказывается на стоимости кредитов. Однако главным фактором, оказывающим влияние на процентные ставки, эксперты считают отсутствие свободной конкуренции. Согласно действующему законодательству, ни один западный банк не может открыть свой филиал в России. Даже если на банке находится вывеска с названием известного в мире иностранного банковского учреждения, то это не означает, что банк работает по западным стандартам. Получается, что на рынке кредитования существует полная монополия, что позволяет выдавать дорогие кредиты, чем учиться работать по-западному.

Западные банки привыкли работать на небольшой марже, в отличии от российских. Получить кредит онлайн без тщательной проверки платежеспособности заемщика в западных банках довольно сложно. Российские же банки не утруждают себя даже поверхностной проверкой и перекладывают эти риски на плечи заемщиков, тем самым еще больше взвинчивая стоимость кредитования.

Выходит так, что за недобросовестных заемщиков платят те, кто исправно оплачивает кредиты. И вряд ли банки работают себе в убыток, если посмотреть на выплачиваемые топ-менеджерам банков премиальные. Эксперты считают, что объективная ставка по кредитам на сегодняшний день находится в пределах 11-12% в год. Более того, банкиры блокируют любые законодательные инициативы, направленные на снижение процентных ставок. В частности, в течение десяти лет блокируется закон о «Строительно-сберегательных кассах», в котором предполагается оформление кредита на покупку жилья или его строительство из более дешевых источников, к примеру, вкладов граждан.

Какой же выход?

Как выясняется, российская банковская система построена таким образом, что в ней не может быть дешевых кредитов. Основная задача Центрального Банка России удерживать инфляцию и поддерживать стабильность валютного курса, что негативно сказывается на развитии промышленности и бизнеса. Эксперты считают, что выходом может стать изменение задач ЦБ на законодательном уровне, сделать которые следует типовыми для Европы, США, Японии и других развитых стран, в которых главная задача центробанков — поддержка роста экономики и развития промышленности.

Читать еще:  Сократили на работе как платить кредит

На нашем сайте Вы можете заполнить заявку и получить микрозайм без отказа, даже не посещая офиса кредитной компании.

Почему в россии дорогие кредиты

Виталий Авдеев

Как правило, политики и банкиры объясняют нам дороговизну кредитов следующим образом. В России высокие риски (экономические, политические), недостаточно развита финансовая инфраструктура, высокая инфляция. Банки при всем желании не могут выдавать дешевые кредиты. В процент по кредиту приходится закладывать все риски. А работать себе в убыток никто, включая банкиров, не станет. Как только экономическая ситуация улучшится, риски снизятся – кредиты подешевеют.

Верно ли такое объяснение? Отчасти. Это взгляд на проблему с расстояния вытянутой руки. Если же отойти на шаг дальше, взглянуть глобальней, то ситуация предстает в ином свете.[spoiler]

Почему процент по кредитам заоблачный? Потому что в России кредиты берут под немыслимый для западного мира процент. Закон экономики, баланс спроса и предложения – в России есть спрос даже на кредиты под 20 и более процентов годовых. Почему? Потому что в России бизнес может приносить и 40, и 100 и 200% годовых. Да, в России есть не только кредиты под заоблачный процент, но и «сверхприбыльный бизнес», неведомый развитым экономикам: получить актив дешево и продать его дорого. Дешево можно получить только то, что никому не принадлежит. Или принадлежит всем (государству).

Например, земля. Получил дорогую землю в собственность – перепродал или построил на ней недвижимость и продал дорого. Нет смысла перечислять все варианты доходного российского бизнеса, они всем хорошо известны (получить госконтракт по завышенной цене, завести партию «серого» товара, миновав таможню, и т.д.). Говоря о сверхдоходном российском бизнесе, следует иметь в виду как бизнес вполне легальный (в слабо конкурентной экономике можно находить очень прибыльные незанятые ниши), так и бизнес в кавычках – доходы в виде откровенного взяточничества, откатов, воровства госсредств. И честные бизнесмены, получившие сверхдоход, и жирующие на взятки чиновники, и бизнесмены, получившие громадный по западным меркам доход благодаря полулегальным схемам, – все они готовы брать дорогие кредиты, так как рентабельность у такого бизнеса еще выше. Спрос уравновешивает предложение. Мы имеем процент по кредитам, который с точки зрения официальной экономики, абсурден.

Когда кредиты станут доступными?

Кредиты станут доступными тогда, когда в России сократится до минимума возможность сверхдоходного бизнеса. То есть когда возрастет конкуренция в легальном бизнесе, исключая получение шальных доходов, а нелегальный бизнес и взяточничество сократятся до уровня, существующего в развитых странах. Когда не останется бесхозного имущества, которое можно удачно «прихватизировать». Тогда и ставка по кредитам сократится до экономически разумного уровня. А когда это случится – вопрос не из области экономики и финансов. Но видится, что еще очень не скоро. Россия – щедрая душа, вокруг еще так много всего нашего, общего, государственного.

Почему кредиты в России такие дорогие?

Кредиты, конечно, дешевеют. Но совсем не так, как хотелось бы, особенно если соизмерить их нынешние ставки с текущими показателями инфляции и величиной ключевой ставки Банка России.

Что у нас сегодня со ставками и с другими величинами разных интересных показателей? В сентябре 2017 года средневзвешенные процентные ставки по кредитам свыше одного года, предоставленным кредитными организациями нефинансовым организациям, по данным Банка России, составили 10,2%. Это, безусловно, заметно ниже, чем было, к примеру, в начале 2015 года (15-16%), но всё-таки это не тот уровень, который можно было бы ожидать на фоне снижения в этот же период величины ключевой ставки Банка России с 17% в январе 2015 года до 8,5% в сентябре 2017 года. Выходит, что ставка ЦБ, по которой регулятор ссужает деньги банкам, снизилась за два с половиной года почти вдвое, а ставки по кредитам компаниям — всего в полтора раза.

Точно так же непропорциональным получается сокращение ставок по кредитам в сравнении со снижением инфляции. Если в 2015 году цены в России увеличились на 12,9%, то уже в сентябре 2017 года, согласно Росстату, они росли менее чем на 3% в годовом выражении, а к концу этого года темпы роста стали ещё ниже. Получается, что инфляция за последние пару лет и вовсе сократилась более чем вчетверо.

Но уж коли мы сравниваем динамику снижения ставок по кредитам с тем, как снижалась ключевая ставка Банка России и инфляция, надо посмотреть на ставки по кредитам не только юрлицам, но и физлицам. А они были такими: от 19,5%-22% в начале 2015 года до 14% в сентябре 2017 года. Согласитесь, что снижение на фоне четырёхкратного падения потребительской инфляции получается совсем небольшое.

Почему так происходит? Величины ставок по кредитам зависят не только от стоимости кредитных ресурсов для кредитных учреждений, то есть в первую очередь банков (а эта цена определяется величиной ключевой ставки Банка России). Стоит отметить, что российские эксперты вообще довольно сильно переоценивают то, насколько ключевая ставка влияет на стоимость кредитов и на стимулирование деловой активности.

От чего же ещё зависит цена кредитов? Среди важных факторов — неопределённость экономической ситуации в стране; качество активов, которые находятся в залогах по выданным банками кредитам; финансовое состояние заёмщиков и ряд других параметров. Уровень инфляции, безусловно, тоже учитывается.

Если неопределённость экономической ситуации высока, если финансовое состояние заёмщиков оставляет желать лучшего, если качество залогов не на высшем уровне, если финансируемые проекты недостаточно эффективны и так далее, то всё это прямо отражается на уровне процентных ставок — в сторону их повышения.

Читать еще:  Как взять кредит доверия на теле

Что у нас с неопределённостью экономической ситуации? Она высока. Доказательства? Пожалуйста: это, например, результаты регулярных исследований деловой активности предприятий России со стороны Росстата. Или, проще говоря, готовности компаний вкладывать в собственное развитие. Среди факторов, которые, по мнению руководителей бизнеса, больше всего ограничивают деловую активность, одно из первых мест в последнее время постоянно занимает такой фактор, как «неопределённость экономической ситуации». Повышенные ставки по кредитам — это плата за те риски, которые несёт неопределённость экономической ситуации.

Важно отметить вот что: в этих исследованиях руководителей компаний в числе прочего просят оценить, насколько им мешает развиваться дороговизна кредитов. И топ-менеджеры отвечают, что для них это менее значимый фактор, чем неопределённость того, что будет происходить с экономикой. Ведь если владельцы и руководители компаний не представляют, будет ли экономика расти или падать, а если будет расти — то как быстро, то им не так и важно, дороги кредиты или нет: если есть серьёзный риск падения экономики или же долгого пребывания её в состоянии стагнации, когда рост на 1,5% в год уже является поводом для гордости чиновников, тогда имеет смысл вообще никаких кредитов не брать.

Банки, смею предположить, даже не знакомясь с результатами исследований Росстата тоже понимают, что относительно высокие ставки кредитования не являются таким уж большим препятствием для заимствований, как это принято считать. Если у предприятий нет проблем со спросом на свою продукцию, если они динамично развиваются, они будут брать кредиты и по высоким ставкам. Это, кстати, доказывает и наша экономическая история (к примеру, в годах эдак 2006-2007).

Заёмщики стали платить хуже

Стоит сказать ещё об одном факторе, который, безусловно, влияет на величину процентных ставок — финансовом состоянии субъектов экономики. Оно, между прочим, не такое хорошее, как можно было бы себе представить на фоне какого-никакого экономического роста и рекордно низкой инфляции. Текущие данные о финансовых результатах деятельности организаций: в январе-сентябре 2017 года общий сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) всех российских предприятий (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и госучреждений) был на 8,8% меньше по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Если учесть, что ещё в начале 2017 года был рост данного показателя (за I квартал 2017 года — на 4,9% по сравнению с тем же кварталом годом ранее), то сегодня всё ровно наоборот. С учётом всего этого даже несколько удивительно, что процентные ставки по кредитам продолжают снижаться.

Ещё один тревожный звоночек: осенью 2017 года число банкротств в России приблизилось к своему историческому максимуму, который был зафиксирован в октябре 2009 года. Согласитесь, что странно было бы ждать от банков снижения процентных ставок по кредитам на фоне растущего числа банкротств — ведь риски невозврата кредитов для них растут.

Поэтому неудивительно, что растёт просроченная задолженность по кредитам, предоставленным юрлицам и индивидуальным предпринимателям: по состоянию на 1 октября 2017 года она составила почти 1,9 трлн рублей, в то время как по состоянию на 1 января 2017 года она составляла 1,7 трлн рублей. Кстати, те же 1,7 трлн рублей просрочки были и по состоянию на 1 января 2016 года — то есть ситуация начала ухудшаться именно в этом году.

В строительстве просроченная задолженность по кредитам по состоянию на 1 октября 2017 года составила 370 млрд рублей. Эта отрасль поставила антирекорд по просрочке.

Что касается физических лиц, то здесь, конечно, объёмы просроченной задолженности гораздо меньше. К примеру, просроченная задолженность по рублёвым ипотечным жилищным кредитам по состоянию на 1 ноября 2017 года составила 55,6 млрд рублей (то есть покупающие жильё россияне — достаточно ответственные заёмщики: такой размер просрочки практически не заметен на фоне всего объёма кредитного портфеля — 4,9 трлн рублей). Но и этот показатель растёт: так, на 1 января 2017 года просроченными считались кредиты на 48 млрд рублей (при общем объёме ипотеки в 4,4 трлн рублей), на 1 января 2016 года — 39,5 млрд рублей (при общем объёме 3,9 млрд рублей).

Низкая инфляция не спасает

Итак, риски банков растут — заёмщики рассчитываются всё хуже, а это толкает цену кредитов вверх. Но ведь инфляция всё равно упала очень сильно! Тогда почему же проценты по кредитам снижаются так медленно? Дело в том, что у нас обычно сравнивают величины банковских ставок с уровнем потребительской инфляции (индексом потребительских цен), между тем как в кредитовании тех же юрлиц гораздо большее значение имеет индекс цен производителей промышленных товаров. Так вот, в октябре 2017 года эта «промышленная» инфляции составила 7,6% в годовом выражении (сравните с потребительской инфляцией в 2,7% по итогам того же октября 2017 года). Сегодня цены производителей растут значительно, в разы быстрее потребительских цен. И это также не позволяет снижать ставки по кредитам.

Таким образом, существует целый ряд факторов, препятствующих снижению кредитных ставок. Препятствует ли это развитию экономики через угнетающее воздействие на инвестиционную активность предприятий и потребительские настроения граждан? Конечно, да. Если хотим добиться ощутимого прогресса в снижении кредитных ставок, надо не только просто снижать инфляцию (причём не только потребительскую), но работать и по другим направлениям: повышать определённость экономической ситуации, принимать меры по улучшению финансового состояния предприятий и граждан, проводить более гибкую денежно-кредитную политику и так далее.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector